Knockin' On Heaven's Door

Привет, Гость
  Войти…
Регистрация
  Сообщества
Опросы
Тесты
  Фоторедактор
Интересы
Поиск пользователей
  Дуэли
Аватары
Гороскоп
  Кто, Где, Когда
Игры
В онлайне
  Позитивки
Online game О!
  Случайный дневник
MindMix
Ещё…↓вниз
Отключить дизайн


Зарегистрироваться

Логин:
Пароль:
   

Забыли пароль?


 
yes
Получи свой дневник!

Knockin' On Heaven's Door > Бог.




понедельник, 23 ноября 2015 г.
Отрывок из произведения Б. Зайцева "Студент Бенедиктов" longfall 22:54:04
(...)
Под тяжестью своего бремени он сел. Здесь было темно, одиноко, не стыдно. «Ты – несчастная тварь», – шептал ему демон: – «твой удел горе, отчаянье, бедность. Кто полюбит тебя? Ты – ошибка творенья. Исправь ее». «Вся твоя жизнь пред тобою», говорил кто-то другой: «вспомни ее. Ты был чист и честен с колыбели. Ты не поддался в нежном детстве, и теперь ты, пишущий о святом Франциске – отступаешь? Ты сдаешься, рыцарь?»
– Господи, Господи! – сказал вслух Бенедиктов. – Что же это? За что?
Он замолк, и замолкло все в его душе. Он сидел в оцепенении, без сил, без воли, уставившись в одну точку. Неизвестно откуда, и почему, предстало перед ним в ту минуту видение – далекое, детское. Он внезапно увидел весеннюю ночь, под праздник Пасхи. Он, мальчик, переезжает на пароме разлившуюся Оку. Разлилась она бесконечно, затопила луга, кусты, и жутко смотреть в ее темень маленькому человеку. Но он возвращается домой, на каникулы, дома ждет мать. В церкви, на том берегу, огоньки, это пасхальная заутреня. Звезды на небе чисты. Золотой свет их, золотое сияние заутрени не даст в обиду маленького человека. И он стоит у борта парома, слышит, как жуют и посапывают лошади. К нему близится далекий, родной край.

Подробнее…Бенедиктов вдруг почувствовал, что если он просидит еще минуту, сердце его разорвется. Сделав над собой огромное усилие, он встал, и тяжелыми, бессмысленными шагами зашагал по берегу. «Да, ничего не понимаю. Не знаю. Да. Как будет? Где я? Где Гавронский?», так полубессмысленно шептал он.
И он шел по самому берегу реки. Он совсем уж не понимал теперь, куда собственно идет, но двигаться все же было легче, чем сидеть.

(...)

Старик удивился.
– Чудной ты, – пробормотал он. – Одно слово: чудной. На себя руки наложить. До чего дошел! Что ж, душу чью загубил, или обворовал кого, деньги растратил?
Бенедиктов слегка похолодел. «Откуда у него право спрашивать меня?» И он не ответил себе, но показалось, что это не так нелепо.
– Нет, никого не убивал, и денег не растрачивал.
– Так что ж ты?
Бенедиктов помолчал с минуту и ответил:
– Очень мне жить плохо.
– Жить плохо? Какой скорый. А ты знаешь, кому хорошо жить?
– Может быть, и другим плохо. Мне от этого не легче.
Бенедиктов стал волноваться и раздражаться.
– Ну, чего разговаривать, – сказал он хмуро. – Я пойду. А то ты думаешь, что я зипун у тебя стащу.
– Так, – произнес старик. – Куда ж ты теперь пойдешь? Ночь, темень, а ты ровно зверь выходишь шляться.
«Ровно зверь!» – подумал Бенедиктов. «Что ж, может, и правда я похож сейчас на дикого зверя. Ну, не хочу болтать с ним!»
Однако, он не встал. Он продолжал сидеть по-прежнему, в прежнем оцепенении.
– Знаешь ты, – сказал он вдруг, – что такое смертная тоска?
И сказав это, Бенедиктов вдруг почувствовал, что в душе его вспыхнуло огромное, пожирающее пламя жалости к самому себе. Точно все, что копилось в нем за долгие годы одинокой жизни, холода, страданий, что вело его на хуторок Гавронского, взорвалось сейчас, с этой короткой фразой. Он стиснул зубы, сделал над собой усилие, чтобы не зарыдать.
Старик вздохнул.
– Это мы знаем, – ответил он покойно, тоном человека, которому многое известно в жизни. – Это мы понимаем.

(...)

Бенедиктов быстро шагал – насколько мог быстро – в ночной тьме. «Смертная тоска», вертелось в его голове: «он умер. Я тоже умираю. Пора». Он знал, что подходит к пределу – все сейчас должно произойти. Он не мог быть больше с этим стариком. Какая-то сила – вероятно та же, что вела его к Гавронскому, увлекала теперь в тьму лугов, где наедине с собой он должен был принять последнее решение.
«Смерть вокруг, смерть!» неслось в его голове. Он почти физически ощущал ее, душа потрясалась страшным приближением. Но вместе рос и странный, непонятный подъем.
«Он – это то же, что я», бормотал Бенедиктов. «Мы все одно. Я, и старик, и сын, и все гибнущие, – мы одно. Мы встречаемся и обнимаем друг друга в одном объятии. Это объятие – смерть. Так будет. Да исполнится воля пославшего».
«Как пославшего? Разве мы посланы затем? Ну, с ума схожу», вдруг с ужасом ощутил он. «Это все не то. У меня дело. Зачем я вышел? Меня перебил, расстроил старик, нелепый разговор. Все очень просто».
В этот момент Бенедиктов сослепу наткнулся на копну. Он потерял равновесие и упал лицом в ее благоуханную грудь. «Да, сейчас, сейчас». И он снова застонал. Говорила ли его молодость, неясный и могучий зов его существа, хотевшего жить и быть счастливым? Он знал, что через секунду случится непоправимое, и та тоска, что терзала его брата Ивана, или его самого в облике этого Ивана, подступила к горлу ледяной волной. Казалось, он и сам сейчас умрет.
Все лежа, не оглядываясь и ничего не видя, Бенедиктов вынул револьвер. Слабеющей рукой он поднес его к виску, но не мог хорошо приладить. Казалось, что если секунду он промедлит, будет поздно. Он спустил курок. Верно, в последний момент дрогнула его рука, или мотнул он головой в сени. Сквозь закрытые веки блеснуло в глазах, раздался удар, оглушивший его, и судорожно он метнулся всем телом.
Потом затих. Он не ощущал боли, и сознавал, что жив. Но не мог двинуться, – такое бессилие и онемение нашло на него, что он лежал ничком на копне, как труп. «Ну? Ну что ж?»
Ничего не было. Все кончилось. Наступило безразличное, ровное состояние, в котором как бы задремал его дух. Мелькали иногда куски виденного: паром, плеск воды, но бессвязно. Так продолжалось некоторое время, но потом Бенедиктов почувствовал, что в сердце его что-то теплеет, расстаивает. Легкое, сладостное волнение овладело им. Он вздохнул. Потом приподнялся. «Осторожно», сказал он себе: «понемногу». Он боялся разлить то новое, и особенное, что появлялось в нем.
Он снял фуражку, провел рукой по волосам и сел. Ему казалось, что он становится легким и стеклянным, и при неловком движении может разбиться. Еще удивило его то, что теперь он все хорошо видел. Видел небо, полное звёзд, темный воздух, трепетавший сейчас, и прозрачный. Он видел свою копну, знал, что вокруг еще копны, и тишина звёзд была необычайна, и легка, и воздух был не воздух, а эфир, в котором плыло окружающее. Жаркие волны восходили уже выше сердца, и Бенедиктов, как бы подымаемый ими, встал, и медленно, широко дышал. Казалось, грудь может вместить страшно много этого нового воздуха, и жаль было бы не вместить столько.
Наконец, волна достигла горла, и тогда Бенедиктов издал вопль, и опустился на землю. Он, наконец, рыдал, – теперь уже безудержно, потрясаемый неизвестной силой, пронзившей его своими молниями
.

­­


Музыка пустоты
Настроение: унылое
Хочется: не контактировать с идиотами
Категории: Боль., Бумага., Истории., Книги., Бог., Свобода., Спасение.
понедельник, 30 июля 2012 г.
Разговор с Богом longfall 14:37:21
­­

Господи, ты дал мне две руки, чтобы держаться.
Две ноги, чтобы крепко стоять на земле.
Дал мне нос, чтоб дышать и не надышаться.
Дал мне уши, чтоб музыка нравилась мне.
Дал глаза, чтобы видеть небо над головой.
Дал мне мозг, чтоб была я сама собой.

Дал мне жизнь, что должна я, конечно, прожить.
Дал мне волю, чтоб я одолела зло.
Но когда-то я обнаглела и захотела спросить:
– Господи, а мне нужно всего лишь одно.
И ответила я, что только свободы я так желаю.
Бог взглянул на меня так, будто он давно это знает.

Ничего не ответил печальный Бог, засыпая от скуки,
И устало мне протянул всю оставшуюся глину в руки.


19.07.12



Музыка Hans Zimmer, Lorne Balfe – The Mayflower
Настроение: воодушевленное
Хочется: творить
Категории: Творчество., Стихи., Бог., Свобода.
комментировать 1 комментарий | Прoкoммeнтировaть


Knockin' On Heaven's Door > Бог.

читай на форуме:
Кот залез на системник и греется там.
как Вы поняли что влюбились?
котиш
пройди тесты:
Каким будет твой первый поцелуй??
люблю 2
читай в дневниках:
Сонный
Ролевая

  Copyright © 2001—2018 MindMix
Авторами текстов, изображений и видео, размещённых на этой странице, являются пользователи сайта.
Задать вопрос.
Написать об ошибке.
Оставить предложения и комментарии.
Помощь в пополнении позитивок.
Сообщить о неприличных изображениях.
Информация для родителей.
Пишите нам на e-mail.
Разместить Рекламу.
If you would like to report an abuse of our service, such as a spam message, please contact us.
Если Вы хотите пожаловаться на содержимое этой страницы, пожалуйста, напишите нам.

↑вверх